19 февраля в выставочном зале на ул. Белобородова, 5 открылся проект фотохудожника Бориса Равича

История жизни, поисков и обретений израильтянина Бориса Равича (1959 г. р.) – это путешествия с фотокамерой. И в страны дальние, и в нашу любимую синеокую красавицу Беларусь.

Борис Равич, уроженец столицы Туркмении города Ашхабада, фотографией увлёкся в детстве. С первых шагов в творчестве искал необычный, нетрадиционный ракурс, неординарную интонацию. Получив университетский диплом историка, много лет занимался международной журналистикой. Работал в горячих точках, в Афганистане, Чернобыле.

В 1991 году переехал в Израиль. Начал с работы на заводе в кибуце, где и состоялась первая израильская выставка. Обозначился новый этап – взрослый, столь же насыщенный и масштабный.

Драматичная и пылающая солнцем страна Израиль для фотографа всегда полна многоголосых и ярких тем, сюжетов и уникальных возможностей. Святая земля – земля трёх главных мировых религий, библейская сокровищница всех литературных метафор, символов, архетипов – поражает воображение и питает душу.

Фотогалерея работ Равича – жизнь и судьба евреев-выходцев из самых разных стран: политические лидеры, уличные музыканты, актёры, клейзмеры Цфата, учащиеся религиозных школ, соединение Востока и Запада как особый феномен, особый сюжет культуры, интригующий момент социума…

Бориса Равича никогда не интересовали гламурные фото – приглаженные, прославляющие красоту банальную и уравновешенную. Его пейзажи и урбанистические виды города наполнены персональным, особым характером. Они одухотворены и имеют собственную мелодию. Пейзажи, городские стены, скульптуры и храмы для него будто рамка, условность, платформа. Способ показать человека. Людей. Душу, которая и есть самое драгоценное в этом мире. Она всему мера и цель – душа человеческая.

Люди для Бориса Равича всегда были и есть самый интересный и загадочный источник творческого поиска.

Цикл, серия фотоновелл – его любимая форма высказывания. История, эти мгновения в последовательности, разворачиваются перед зрителем будто повесть – с главами и сюжетными поворотами.

Фотохудожник ищет возможность рассказать о целой жизни, выстраивая продуманную, взвешенную и оригинальную композицию. Камера рисует, окутывает, подчёркивает. Потом врывается свет вместе с цветом – и всё наполняется динамикой, драматизмом, выплёскивает эмоции, открывает новые грани единственной, главной героини…

Вот история, которая называется «Жизнь женщины в большом городе». Женщина, одна, без возраста и особых примет статуса, с кошкой, телефоном, на балконе, в стенах дома, на мосту синим тель-авивским вечером…

…Испанское кафе. Дама за столиком у окна. Чашечка кофе. Как в зеркале – отражение чашечки в гладкой отполированной поверхности. Загадка, запечатлённая в повороте головы, движении руки – долгом и мгновенном. Чудо, мгновенно подмеченное и в одно мгновение ставшее бесконечным.

…Женский портрет. Запрокинутая голова и красиво сложенные, будто поющие руки. Модель и прекрасна, и индивидуальна, и совершенно анонимна. Она словно алебастровая, эта девушка. В работе минимум деталей. Интрига, впечатление складываются от контраста белого и чёрного, от тонко и тщательно прочерченного абриса. Прекрасный облик выплывает из бархатного чёрного футляра. Пуговки на её одежде – это всего лишь пуговки, а эротика возникает от недосказанного, от намека…

…Фламенко – живая эмблема Испании, поэтическая интонация и её гордая поступь. Фотограф нашёл совершенно необычное решение темы: мы видим лица музыкантов – отрешённые, зачарованные, загипнотизированные пляской-ритуалом. Танцовщица растворена, скрыта огненным смерчем, её будто и нет – чья-то душа костром горит в самом центре сцены и мира.

…Тбилиси. Грузия – оазис древней и молодой культуры. Страна гениев, страна Пиросмани и Руставели. И тут старушка на скамейке, обычная, непарадная, не слишком радостная – на фоне туристических, постоянно тиражируемых примет и достопримечательностей. Но жизнь не туристический буклет и никогда нигде им не станет.

…Спиной к нам – у красивого, будто тонкой кистью прорисованного кружевного барочного дома, сидит человек в шляпе. Серебристый глубокий фон будто туман времени. Человек без лица, мы видим только спину. И – разворачиваем рассказ самостоятельно. Когда случилось это время? Где его границы? Чёрно-белая, многоцветно-серебристая новелла завораживает, интригует…

На выставке, которая экспонировалась в Москве, в здании художественного театра имени А. П. Чехова, под патронажем Президента России, был представлен цикл фоторабот «Это террор».

…Букетик на земле, на асфальте, который пропитался кровью. Ничего вроде не сказано, но мы понимаем: здесь погибли люди, здесь сломались жизни, семьи, и сюда будут приходить люди, будут нести цвети, свечи, будут молча стоять, утирая слезы…

На этих фотографиях нет изуродованных тел и оторванных конечностей. Но каждое фото – реквием. В каждом боль от потерь и тихая молитва – за мёртвых, для живых, во имя тех, кто получит наш драматичный и неспокойный мир в наследство.

Больше двадцати лет в израильском городке Нетания работал фотоклуб, созданный Борисом Равичем. Клуб был лабораторией, базой консультаций и стимулом для движения вперёд многих и многих любителей искусства фотографии. Не сосчитать, скольким фотографам, скольким любителям прогулок с фотоаппаратом Равич помог многое понять в фотоискусстве, вырасти, получить международные премии и звания.

В послужном списке Бориса Равича персональные фотовыставки в Израиле и за рубежом. победы в фотографических соревнованиях, судейство международных конкурсов, премии Гауди (2005 и 2007), премия имени Булата Окуджавы, премия международной компании «Оранж».

Будучи много лет знакома с рыцарем «объективного объектива» Борисом Равичем, я знаю такую его особенность, как совершенное равнодушие к успеху, принципиальное неумение и нежелание собирать в коробку дипломы и медали. И это не отсутствие честолюбия. Это умение сосредоточиться на главном. Он помнит краску, звук, впечатление – и абсолютно не помнит, откуда пришла та или иная очередная награда. Любит музыку – в её бессловесной и универсальной мудрости черпает силы и покой. Слышит оркестр чутко, профессионально. Может дать правильную и глубокую характеристику второму кларнету и третьей виолончели…

Я спрашиваю мастера, какие свои работы он считает самыми важными, самыми серьёзными. Что считает своим главным творческим достижением. Он думает. Долго. Потом отвечает:

– Знаешь, главное не фото, не мои награды, регалии, профессиональные знания и статьи искусствоведов.  Главное – мои дети. Их удачи, достижения. Их движение вперед. Их умение сделать правильный выбор в жизни. А фотография – это всегда со мной. То наслаждение, которое я испытываю, когда работаю, нельзя сравнить ни с чем. Это праздник.

Мой следующий вопрос:

– Витебская выставка – это твоя пятая экспозиция в Беларуси…

– …и я бесконечно горд! Очень люблю эту прекрасную страну, её людей, её природу! У меня с ней особенная связь, я очарован белорусскими женщинами – здесь все красавицы! Я много фотографировал в Беларуси и надеюсь на продолжение. Здесь я открыл для себя блистательного мастера, моего далёкого и удивительного коллегу – Льва Дашкевича, прикоснулся к его творческой лаборатории¸ имел счастье поработать в Минске с сохранившимися в Национальном историческом музее раритетами. Понял его идеи, технику. Дашкевич опередил своё время, дал импульс фотографии. Беларуси можно гордиться таким блестящим фотохудожником!

Спрашиваю ещё:

– О чём ты мечтаешь? Что хочешь осуществить?

– Мечтаю? Я не мечтаю – я делаю. Что могу и насколько могу. Хочу счастья детям, своему дому, своей стране.

Мы живём в непростую эпоху, мы ищем ответы. Собственно, как и всегда. Тема храма, духовности, сохранения заветов – важная и глубокая. И – возможно! – небо людей всё же не слишком высоко?..

Инна Шейхатович,
куратор выставочного проекта, культуролог, искусствовед (Израиль)